Урвать напоследок. Агония ГБР?

 19 сентября этого года в Верховной Раде Украины зарегистрировали законопроект 8059 «О перезагрузке Государственного бюро расследований»

Инициатива поступила от группы депутатов «Европейской солидарности» во главе с Артуром Герасимовым.

По сути, народные избранники предлагают ликвидировать бюро в нынешнем его виде и создать новую, более жизнеспособную структуру, которая будет работать в интересах государства и строго в рамках отведенных ей полномочий.

Претензий к работе ГБР накопился вагон и маленькая тележка. Начиная от репутационных скандалов, связанных с руководителями ведомства, заканчивая сомнительной результативностью работы госструктуры, на содержание которой в следующем году планируют выделить 2,48 млрд гривен.

Добавьте к этому еще скандал с уничтоженными сотрудниками ГБР в Хмельницком в феврале 2022 года материалов с грифом «секретная информация» и «государственная тайна» из целого ряда важных уголовных дел

Речь идет о таких резонансных процессах, как «харьковские соглашения», угольное дело Медведчука, распил бюджетных средств фирмами Порошенко и так далее.

Это из глобального. А если по мелочам, то, как утверждают правозащитники и общественники-антикоррупционеры, за последнее время бюро скатилось до уровня частной лавочки для зарабатывания денег.

Вот как выглядит классическая схема: по нормам уголовно-процессуального кодекса, ГБР должно заниматься расследованием преступлений, совершенных спецсубъектами. Это высокопоставленные чиновники, сотрудники правоохранительных органов, таможенники, пограничники и т.д.

Но если есть вкусная коммерческая тема, где можно навариться, ГБР регистрирует уголовное производство по хозяйственной деятельности, вписывая туда спецсубъект. То есть, в производстве появляется такая строчка: «к данному преступлению в сфере хозяйственной деятельности причастны сотрудники полиции».

Это значит, что в деле присутствует спецсубъект и детективы уже в игре. На «законных» основаниях. Можно начинать давить на жертву с целью получения откупных. Например, заблокировать работу предприятия, арестовать товар и тому подобное. Если жертва пошла на попятную, поделилась с парнями в дорогих костюмах и с блестящими значками Госбюро нужной им суммой, то осуществляющий процессуальное руководство в деле прокурор меняет подследственность просто указав, что «в ходе расследования причастность правоохранителей не выявлена. Производство необходимо передать по подследственности в нацполицию».

С точки зрения правоохранительной деятельности, результата – ноль. Зато, кто надо – заработал. И это всё происходит на деньги налогоплательщиков – на наши с вами деньги.

Один из таких кейсов буквально на днях сотрудники ГБР попытались реализовать в Новой Одессе Николаевской области – детективы объявились на предприятии, которое является предметом хозяйственного спора в судах. Известный в регионе как рейдер и теневой схемщик, предприниматель Николай Устяновский пытается захватить проданный им в 2021 году маслоэкстракционный завод, чтобы перепродать его еще раз.

До этого к решению хозяйственного спора привлекались суды и местные околокриминальные элементы, но теперь ставки возросли. 4 октября на предприятие неожиданно нагрянули представители ГБР. Под видом проведения следственных действий, с завода буквально вышвырнули представителей владельца и арендатора. А вместо них на территорию объекта зашли крепкие ребята в спортивных костюмах при оружии – «охрана» нанятая Устяновским.

Какое отношение к имущественному спору двух предпринимателей может иметь правоохранительный орган, задачей которого является поимка коррумпированных топ-чиновников – вопрос риторический. Видимо, почувствовавшие начало конца ярые «борцы с коррупцией» решили заработать на выходное пособие. И судя по наглости и открытости исполнения заказа, чем ближе к дате голосования в ВР за законопроект 8059, тем чаще будут подобные визиты на беззащитные в условиях войны предприятия. В общем, николаевскому бизнесу – приготовиться.